СЫЗРАНСКИЙ ЛИНЕЙНЫЙ ОТДЕЛ
МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
НА ТРАНСПОРТЕ

 

НОВОСТИ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

ДЛЯ ГРАЖДАН

ОБРАЩЕНИЯ

КОНТАКТЫ

 






















  

К 100-ЛЕТИЮ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ НА ТРАНСПОРТЕ


В шайку Паровоза входило 22 человека

                             

 

Слушая рассказ Валентины Павловны Сидорчук о ее жизни, работе, да и просто о судьбе поколения 60-х годов прошлого столетия, понимаешь: люди тогда были иной морали. Сейчас все просто: школа, платное высшее образование, звонок непростых родственников… и ты уже на должности. Что скрывать, такова норма жизни нынешнего поколения. А тогда… Как получилось, что обычная медсестра из больницы глухого села на самом севере Тюменской области стала подполковником милиции? И настоящим асом следственной работы? Таким, что о ней до сих пор вспоминают в Сызранском линейном отделе МВД России на транспорте. 

Хотела стать доктором –

стала милиционером

- Не скрываю, когда-то думала: «Медицина - моя судьба». После школы пошла в наше медучилище. Окончила, молодая еще совсем. Наверное, захотела романтики - уехала из Сызрани чуть ли не в Заполярье. Дальнее село Тюменской области. Дорога туда – только по реке. Ну, конечно, заработки там мне понравились. Шутка ли, по тем временам получала вдвое больше, чем в Сызрани.

Но деньги все-таки - не главное. Ведь мы какие все тогда были - учиться, учиться и еще раз учиться. Стремились к высшему образованию. Хотела стать доктором. А поступать страшно – конкурс в «мед» тогда был бешеный. Да и учиться можно было только очно. Пришлось от этих планов отказаться.

Думала, думала, по карте прикидывала, куда ближе ехать из моей глухомани. Выбрала Свердловск, заочный юридический институт. Поступила и в первую же сессию такого натерпелась, хоть бросай. Зима, морозы за минус 50°, а до райцентра, чтобы сесть на самолет, не на чем добраться. Опасно пускаться в санях на лошади в такой дальний путь. Ждала, чтобы холода прошли. Поехала, когда морозы стали под 40°. Промучилась так до третьего курса. И поняла: нужно ехать домой в Сызрань, а то не закончу обучение. Приехала, устроилась работать в больницу…

И вдруг узнаю – меня разыскивает одна старая знакомая, если можно так сказать. Несколько лет назад, я еще в школе № 1 училась, пришла к нам на практику студентка Светлана Белова. Трудно сказать, чем я ей тогда приглянулась, но тем не менее… Нашла меня Светлана Васильевна и предложила пойти работать…  в органы. Она тогда уже была начальником детской комнаты милиции в линейном отделе. 

И в дознании, и в розыске

 Нужно сказать сразу: дистанция от сотрудника детской комнаты милиции до следователя огромная. И не в том плане, что где-то сложнее, где-то лучше… Работа слишком уж разная. Вероятней всего, ко мне стали присматриваться сразу. Иногда поручали допросы  свидетелей… Но предложение перейти на работу дознавателем все равно для меня оказалось неожиданностью.

Что это была за служба? Кому-то покажется несерьезным расследовать мелкие хищения, хулиганства и прочее. В том числе и несчастные случаи на железной дороге. А вы знаете,  что это? Это кровь, трупы людей, сбитых поездом. А мне всего 23 года. И меня пожалели. Начальник угро «линейки» Барышников предложил – пусть Валентина поработает в группе розыска.

Занималась в основном поиском без вести пропавших… И вдруг совершенно неожиданно - звонок из Куйбышева. Начальник следствия управления линейной милиции Сычёв предлагает работу у него в отделе. Неожиданность полная. Он ведь прославился на все Куйбышевское управление транспортной милиции одной своей фразой: «Женщина в следствии - только через мой труп». А секрет оказался прост. Когда работала в дознании, часто мои дела попадали в руки следователей из Куйбышевского управления. На что–то они и обратили внимание. Ну, а когда место в Сызрани стало вакантным, предложили его именно мне. 

Вспомним былое

- О своей прежней работе могу рассказывать бесконечно. Столько прошло дел… И нравилась мне моя профессия. Я ведь пыталась расстаться со следствием. Работала… народным судьей. Целых шесть лет. А в 1982-м ушла из суда. Вот это точно – не мое. Вернулась в родной ЛОВД на ст. Сызрань. А через год уже стала начальником следствия. Было это тридцать лет назад – событие почти принадлежит истории. Сейчас все по-другому. Нынешние следователи вряд ли даже представляют себе, как тогда мы работали. Сегодня ведь у них есть и компьютеры, и разная оргтехника. Да и дела тогда были другие… Чтобы читатели могли представить, вот вам одно уголовное дело из тех лет. Сейчас даже не все знают, что значит «расхищение социалистической собственности в крупных размерах». А ведь это вплоть до высшей меры – расстрела. Случай из моей практики. Дело было в середине 80-х годов прошлого столетия.

   …Началось с мелочи: сотрудники милиции задержали на контейнерной площадке ст. Сызрань-1 грузчика. В руках – набор посуды. В общем, мелочь по нынешним временам. А в то время люди испытывали сплошной дефицит во всем: в одежде, в хрустале, шинах для машин… Не хочу вдаваться в подробности, как и что. Но от грузчика потянулась цепочка… Оказывается, на контейнерной площадке воровали почти все. Настоящая преступная группа.

Организовали дело так. Приходил состав, смотрели по накладным, что везут в контейнерах. Вскрывали и брали только ценное: натуральные шубы, хрусталь, бытовую технику, автошины… Особая охота шла за импортными товарами. А организовал эту шайку обычный грузчик по кличке Паровоз. Всех втянул: машинистов маневренных тепловозов, приемосдатчиков, кладовщиц, грузчиков… Приходил на контейнерную площадку новый человек, и его втягивали. Вскрыли контейнер с дефицитом – все, кто был в смене, получали свою долю. Очень много женщин было в этой группе. А всего по делу проходило… 22 человека.

Вот такие масштабы! И такие же объемы следствия. Полгода я над этим делом билась. Вы думаете, трудности возникали с подследственными? Да нет, люди были, в отличие от нынешнего криминала, вполне социальные. Показания давали охотно. Но объемы-то…. Это сейчас – минута и вывел из компьютера множество экземпляров документов (каждому ведь обвиняемому нужно вручить копию. А еще - в Куйбышев, в прокуратуру…). Чтобы успеть, печатала дома на машинке ночью. Сначала в два часа спать ложилась, потом в четыре… А в конце следствия вообще несколько дней не спала.

Процесс был громким. Дело рассматривал областной суд, выездная сессия… Главарь - Паровоз  - получил 10 лет, остальные поменьше. Вот такие сроки за совсем, в общем-то, никому ненужные сейчас вещи: хрусталь, запчасти для легковушек, детские шубки…

Да, времена сильно изменились. Да и люди были другие. Подходит ко мне совсем недавно пожилой человек в магазине. Поздоровался, помялся, спрашивает: «Вы меня не помните?». Честно говорю: «Я вас не знаю». А он напомнил: «Сахарное» дело. Вы тогда у меня «Жигули» конфисковали». В конце 80-х годов целых полвагона сахара на станции разворовали. И сроки люди получили, и их собственное имущество было конфисковано. Я бывшего подопечного спрашиваю: «Наверное, в обиде на меня до сих пор?». А он мне: «Давно уже забыл». Да, другие люди тогда были.  

Подполковник Валентина Павловна Сидорчук прослужила в милиции 27 лет. И уже одиннадцатый год на пенсии. К ее советам по работе в Сызранском линейном отделе МВД России на транспорте относятся очень серьезно.

Валерий Хреков

 



Страницы: Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Вернуться назад

















      

      Байгулов 
      Рамиль Мягадянович

        Начальник Сызранского ЛО
        МВД России на транспорте,
        полковник полиции




При использовании материалов с сайта ссылка обязательна